«В доме моей мамы» — смерть, горе, воспоминания… или Майнкрафт в стихах

Оригинальная статья: My Mother’s House explores death, grief and memories as a Minecraft poem
Перевод (под впечатлением): fromgate

Stuart Dregde

Сначала, я хотел ограничиться лишь кратким пересказом оригинальной статьи и не переводить её всю (тем более, что по тексту есть пара ляпов, которые я не стал убирать). Но перечитав её и посмотрев прилагаемый ролик, я понял, что эта статья прекрасно показывает, что мир Майнкрафта вовсе не ограничивается одной лишь игрой.

Здесь рассказывается не какая-то весёлая или забавная история, а скорее наоборот — грустная и трогательная. Можно спорить со способом, методом выражения чувств. Но нельзя не проявить сочувствие. Мне кажется самое главное, что можно почерпнуть из этой карты (ссылка на закачку, будет по тексту) - это сопереживание. И то, что такие эмоции приходят к нам из игры… Это удивительно и неожиданно.


«В доме моей мамы» — смерть, горе, воспоминания… или Майнкрафт в стихах

«Стихотворный мир» поэтессы Виктории Беннет и цифрового художника Адама Кларка представляет популярную видео игру в качестве платформы для искусства и самовыражения.

01 Cover the light
«В доме моей мамы…» это стихотворный мир воплощенный в карте для Майкрафта
«В доме моей мамы» — это самое трогательное стихотворение, в которое я когда-либо. играл. Это работа поэтессы Виктории Беннет, посвященная её матери, воспоминаниям о ней…


Поэма помогла и мне обратиться к воспоминаниям, о том как мы с моей собственной мамой убирались в доме моего покойного деда, вспоминая, а иногда и узнавая разные моменты его жизни.

Игра? Поиски? Да, «В доме моей мамы» это не какое-то обычное стихотворение. Это настоящий «стихотворный мир», представленный в виде карты для Майнкрафта, доступной для закачивания. В процессе исследования мира или в результате Вашего воздействия, Вы внимаете словам — Беннет читает своё произведение.

Этот проект был результатом сотрудничества поэтессы и её напарника, цифрового художника Адама Кларка, который как раз освободился после совместной работы на проектом Tate Worlds, где он участвовал в создании карт для Майнкрафт основанные на некоторых популярных картинах.

Создание «стихотворного мира» получило финансовую поддержку в виде стипендии от The Literary Platform, британской организации, которая специализируется на сближении литературы и современных технологий с тем чтобы Беннет и Кларк рассказывали в видео блоге о процессе создания своего проекта, чтобы любой мог научиться делать что-то подобное.
«Для меня, как для поэта идея заключалась в том, что кто-то сможет исследовать стихотворение под разными углами, а не просто читать или слушать его: это должно было стать тем, что можно будет обыграть или исследовать разными способами» — говорит Беннет. «Стихотворение нашло новое воплощение, в котором люди могут исследовать пространство.»

Беннет и Кларк были удостоены гранта в начале 2015 года и в тоже время у её матери была диагностирована смертельная мезотелиома, рак спровоцированный воздействием асбеста, — и то время что они провели вместе, оказало неизгладимое влияние на её работу.
«Это мой рассказ, который включает в себя повесть моей семьи, о прошлом, об истории, об отношениях — последние восемь месяцев, которые я провела в беседах с моей мамой, о её жизни, слушая её истории и смотря на то, что было так важно в её рассказах» — говорит поэтесса.
«Я склонялась к тому, чтобы писать о том, что трогало меня лично; и это соответствовала тому, что мы хотели реализовать. Это — карта, которую можно исследовать. Так мы пришли к идее стихотворения, представляющую из себя серию комнат».
Итальянское слово «stanza» переводится как «комната», поэтому это было очень уместно (Примечание от fromgate.ru: С английского «stanza» переводится как «строфа»), очень хорошо вписывается в идеи. Идея о том как Беннет ходит и рассказывает о настоящем доме её матери, идея нескольких комнат, которые мы можем увидеть и осмыслить, и в конечном счете закрыть дверь — эти идеи воплотились в созданном Кларком мире для Майнкрафта.

При создании использовался относительно новый функционал игры. «В Майнкрафте есть возможность создания текста, который ты можешь увидеть прямо в игре. Поэтому можно войти в комнату и она начнёт наполнятся словами. Что-то подобное я делал для Tate World» — рассказывает Кларк.

«Но одно из последних обновлений позволило мэп-мейкерам использовать добавлять в игру произвольные звуки. Фактически, можно использовать любые записи, которые нам хочется и воспроизводить их в процессе того как люди исследуют карту. Так когда Вы входите в комнату „В доме моей мамы“, Вы слышите голос Виктории, читающий стихотворение.»

Проект Tate и проект «В доме моей мамы» — это части длительного исследования мира Майнкрафта в качестве платформы для самовыражения на YouTube канале Кларка.

Его работы простираются от греческой мифологии до пародии на детскую книгу Джуди Керр «Тигр, который пришёл на чашку чая» с участием YouTube-звезды Джозефа «Stampy» Гаретта. Кларк также появился под видом персонажа Wizard Keen в последнем образовательном шоу Гаррета Wonder Quest.

«Я рассматриваю Minecraft в качестве инструмента. Я имею в виду, что в него классно играть и иногда я делают это на Xbox’е. Но на ПК, для меня, как для художника, это платформа. Достаточно гибкая, чтобы можно было воплощать мои идеи» — говорит Кларк.

Кроме того, он рассматривает Майнкрафт в качестве платформы для образования, приводя в пример, своего знакомого, учителя английского, который использует Майкнкрафт для работы с детьми, которым трудно дается чтение. «Когда они делают это в Майнкрафте, они быстро начинают рассказывать истории, а это толкает их представлять их в письменном виде» — говорит он.

«Это соединение двух вещей. Одна из главных возможностей Майнкрафта для детей — это то, что он очень доступен и дружелюбен, тогда как книги могут идти с какой-то дополнительной смысловой нагрузкой, которая для некоторых детей является непонятной и отталкивающей».

И Кларк и Беннет стараются не допускать споров на тему «книги-против-игр», которые вспыхивают довольно регулярно, приводя в пример своего сына, который любит Майнкрафт, но при этом «обожает книги и рассказы» — они как и многие родители, читают ему книжки по вечерам.

«Раньше у нас были книги, а рассказы — не были книгами: это было именно рассказывание историй, что было очень важной вещью. Дети будут читать: они будут тянуться к историям, если истории не будут обращены во что-то болезненное, трудное и скучное» — говорит Беннет.

«Родительское участие должно быть во всем, но сказать „экран — плохо, а книга — хорошо“… это немного напоминает „Скотный Двор“, не так ли? Помню, когда я была ребёнком, я меня иногда заставляли закрыть книгу, чтобы я выходила на улицу за порцией свежего воздуха. Наш сын обожает книги, но при этом он выучился читать благодаря Майнкрафту.»

Беннет надеется, что «В доме моей мамы» раскрывает возможность игры стать инструментом, который может помочь родителям и детям, представить друг другу иной взгляд на смерть и горе.

«Хоть Майнкрафт и самая популярная игра для детей, она не ограничена только ими. И, точно также, горе не является уделом лишь взрослых: дети испытывают боль, у них тоже есть трудности» — говорит Беннет.

«Что-то подобное Майнкрафту может позволить людям — детям и взрослым, но пожалуй в первую очередь именно детям, — исследовать, обсуждать собственные рассказы и творения, очень доступным способом».

Беннет, говорит, что самой эмоциональной частью проекта, было знакомство её матери с законченным стихотворным миром.

«Это было душещипательно, то что мы поделились этим стихотворением с мамой. И хотя стихотворение развивает идею чьей-то смерти, в то время как она всё ещё жива, — но мы все знаем, что это произойдёт. Это было очень необычно и важно, и для неё и для меня, поделиться тем, что мы чувствуем, способом, который был ей совершенно чужд».
«Не так-то много 83-х летних игроков в Майнкрафт! Но она сказала, что ей очень понравилось, и она надеется, что он сможет помочь людям в сходных обстоятельства. И я смогла, даже донести через игру до нашего сына мысль о том, что его бабушка уходит — это то о чем, иначе, очень трудно было бы говорить…»